Проблемы местного самоуправления
На главную страницу | Публикуемые статьи | Информация о журнале | Информация об институте | Контактная информация
все журналы по темам оглавление № 37 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13


РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904-1905 г.г.
(война с Японией)
(продолжение, начало январь-февраль 1904 года в № 31 - перейти, март 1904 года в № 32 - перейти , апрель 1904 года в № 33 - перейти , май 1904 года в № 34 - перейти, июнь 1904 года в № 35 - перейти и июль 1904 года в № 36 - перейти)

ТЕЛЕГРАММЫ С ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (с фронтов русско-японской войны) - август 1904 года


Примечание: по ссылкам открываются фотографии, таблицы, карты и прочий дополнительный материал

русско-японская война люди войны порт артур эскадра порт артура владивостокская эскадра
японский флот война на море война на суше китай
корея япония вторая тихоокеанская эскадра

Русско-японская война. 3-го августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-лейтенанта Стесселя

Два дня японцы атаковали Угловые горы, что у бухты Луизы. Все их атаки отбиты; Угловая, Высокая и Дивизионная - в   наших  руках.  Потери  неприятеля очень велики. Особенно отличились: генерал Кондратенко, полковник Ирман, подполковник Иолшин, артиллерии капитан Андреев и начальники охотничьих команд.

Сегодня утром перед нашими передовыми постами явился японский парламентер майор Ямаоки с письмом за подписью генерала Ноги и адмирала Того с предложением сдать крепость. Разумеется, предложение отвергнуто. Имею счастье донести, что войска в отличном состоянии и дерутся героями.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

В армии особых перемен нет. Дожди продолжают идти повсеместно. Усиленно проявляется деятельность хунхузов.

По имеющимся сведениям, японцы установили между Фынхуанченом и Ляньшаньгуанем узкоколейную железную дорогу с тягой при помощи людей.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 4-го августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма контр-адмирала Рейценштейна

   Из Шанхая. 28 июля, с 5-ти час. утра, эскадра начала выходить на внешний рейд, а в 8 часов 30 мин. утра, имея впереди тралы, пошли в кильватерной колонне в следующем порядке: «Цесаревич» - флаг командующего эскадрой контр-адмирала Витгефта, «Ретвизан», «Победа», «Пересвет» - флаг начальника отряда броненосцев контр-адмирала князя Ухтомского, «Севастополь», «Полтава», «Аскольд» - флаг начальника отряда крейсеров контр-адмирала Рейценштейна, «Паллада» и «Диана».

Крейсер «Новик» шел впереди эскадры. Миноносцы первого отряда - около головного броненосца, две канонерские лодки и второй отряд миноносцев шел с эскадрой для защиты тралящего каравана на возвратном пути. Пароход «Монголия» под флагом «Красного Креста» шел в стороне. Переход по минированному рейду совершили вполне благополучно, но это потребовало 2 часа. В 9 час. утра, командующий эскадрой поднял сигнал «идти на Владивосток». С момента выхода начали сосредоточиваться неприятельские суда с различных румбов. В 10 часов 15 минут утра тралящий караван повернул к Артуру, а эскадра дала сначала 8, потом 10 узлов хода и пошла в море. Канонерские лодки и миноносцы 2-го отряда пошли, охраняя тралящий караван, в Артур.

С 12 час. дня эскадра имела 13-ти узловый ход. Слева от курса шла на пересечку неприятельская эскадра, состоящая из броненосцев: «Асахи», «Миказа», одного - типа «Фуджи», одного - типа «Шишисима», броненосных крейсеров «Ниссин» и «Кассуга». Кроме них, по горизонту было еще три крейсера типа «Матсушима», один броненосный крейсер типа «Ивате», три крейсера типа «Такасаго» и 44 миноносца. Суда неприятельской эскадры повернули все вдруг на обратный курс. Мы уклонились вправо и разошлись с ней контр-галсами. Пройдя расстояние выстрела, начался первый бой. После начала боя японская эскадра и наша опять повернули на обратный курс и прошли контр-галсами. Японская эскадра, разойдясь с нами, повернула и легла на один курс с нашей эскадрой. Первый бой кончился.

В первом бою «Аскольд» следовал в кильватерной колонне за «Полтавой» и получил снаряд в переднюю трубу, выведший из строя передний котел. Отряд крейсеров вышел из линии кильватера и головной держался на левом траверзе броненосца «Цесаревич». Японская эскадра стала с нами сближаться. Сблизившись кабельтовых до 40, начался второй бой. В 5 часов 45 минут дня «Цесаревич» повернул на обратный курс и пошел вдоль линии кильватера, держа сигнал: «Адмирал передает начальство». Старшим был контр-адмирал князь Ухтомский. Видя, что неприятель старается окружить со всех сторон нашу эскадру, которая в это время начала отступать в строе фронта, громя неприятельские броненосцы кормовым огнем, решился, не теряя времени, прорезаться сквозь кольцо неприятеля в месте его наименьшего сопротивления. Подняв сигнал своему отряду: «Следовать за мною» и во главе с «Аскольдом» пошел прочищать путь к выходу, принимая передние при прорыве выстрелы на себя и оставляя задние на броненосцы. За мною следом пошел «Новик» и в некотором расстоянии «Паллада» и «Диана». Крейсерский отряд пошел прорываться против 4-х крейсеров 2-го класса и нескольких миноносцев, а справа было 3 крейсера типа «Матсушима». Все эти 7 судов осыпали крейсера снарядами. Подходя ближе к кольцу, заметил, что один из четырех крейсеров был броненосный крейсер типа «Асама», который стал поперек дороги. Беглый огонь «Аскольда» по неприятельским крейсерам, видимо, произвел повреждения на 3-х крейсерах 2-го класса, а на «Асаме» произвел пожар. Тогда «Асама» отошел в сторону, давая дорогу «Аскольду». Четыре неприятельских миноносца стали приближаться, атакуя «Аскольда», выпустили 4 мины, прошедшие в разные стороны, но не попавшие. Удачным выстрелом 6 дюймовой пушки «Аскольда» один из миноносцев был потоплен, а остальные сейчас же быстро удалились. Бой был жаркий; в течение 20 минут снаряды сыпались градом и произвели много повреждений на «Аскольде», но кольцо неприятельских судов было прорвано. «Аскольд»и «Новик» прошли, а вслед за ними «Паллада» и «Диана». Японские крейсера пошли в погоню за «Аскольдом» и «Новиком», но мы, доведя ход до 20 узлов, стали быстро уходить от неприятеля.

В это время темнота наступила, «Палладу» и «Диану» не видал. Погони больше не имел, а потому для поджидания остальных и вследствие поврежденных труб, котлов и подводных пробоин уменьшил ход. Таким ходом шел до рассвета, держа курс посредине между берегами, во избежание минных атак от Шантуна. Крейсер «Новик», как обладающий хорошим ходом, для выигрыша времени от могущей быть впоследствии погони и согласно ранее выработанному плану прорыва, который каждому из командиров был известен, отпустил действовать самостоятельно.

С рассветом прибавил на «Аскольде» ход, не утруждая машин и не расслабляя слабых мест крейсера. Тут же обнаружилось, что «Аскольд» имеет серьезное повреждение. Сосредоточение огня с 7 неприятельских судов исключительно на «Аскольде» сделало серьезные повреждения. Разрушенные две дымовые трубы сильно увеличили расход угля, заставляя для поддержания пара пускать вентиляторы во всю, что давало массу искр, мешающих ночным ходам. В силу обнаружившихся повреждений, недостатка угля, недостаточно большого хода, вынужден был отказаться от немедленного же следования во Владивосток через Корейский архипелаг. Повреждения показали, что без дока крейсер не может совершить безопасного плавания, принимая во внимание, что на пути может застать свежую погоду, и потому решился идти в нейтральный порт Шанхай.

30 июля, в 3 часа 25 мин утра, подошел к острову Будолу, где стал на якорь. Того же числа я с полною водою пошел в Вузунг, где встал на якорь. 31 июля я пришел в реку Ван-Пу и приступил к работам входа в док. Главнейшие повреждения «Аскольда»: две дымовые трубы снесены, три продырявлены, 1 котел поврежден, 4 подводные пробоины, 2 шпангоута сломаны, 6 надводных пробоин. Убит мичман Релицкий, ранены лейтенант барон Майдел, мичманы Медведев, Житков, титулярный советник Хилов; нижних чинов убито 10, ранено тяжело 15, легко ранено 29.

Чистосердечно не могу указать отличившихся: обоих этих крейсеров командиры, офицеры, механики, доктора, нижние чины вели себя стойко, браво, хладнокровно, без суеты громя неприятеля, исполняя свой долг. Священнослужитель иеромонах Порфирий геройски ходил по верхней палубе с крестом, благословляя воинов, а доктора под градом снарядов убирали убитых и раненых.

О вышеизложенном Вашему Императорскому Величеству имею счастье всеподданнейше доложить.


Сообщение Главного штаба

I.

По последним известиям, в положении сторон в южной Маньчжурии перемен не произошло. Жители, жалуясь на насилия японцев, выселяются из деревень. Идут дожди.

Сообщения Главного морского штаба

I.

Командующий отрядом крейсеров, находившихся в Порт-Артуре, контр-адмирал Рейценштейн, донес, что крейсер 1-го ранга «Аскольд», вследствие полученных повреждений, вынужден был зайти в Шанхай, куда и прибыл 31 июля. Во время боя на крейсере убит мичман  Релицкий,  ранены:   лейтенант   барон   Майдель,   мичманы Медведев и  Житков  и  титулярный  советник Хилов. Нижних чинов убито 10, тяжело ранено 15 и легко ранено 29.


II.

Великобританским послом в С.-Петербурге сообщена следующая телеграмма начальника английской эскадры в китайских водах из Вей-хай-вея от 30 июля старого стиля:

Командир миноносца «Бурный» лейтенант Тырков прибыл сюда сегодня в 3 часа пополудни с командой, пришедшей пешком от Шантунга. Он сообщает следующее: «в 2 часа 8 минут утра в тумане миноносец «Бурный» сел на камни близ Шантунга. Все спасены. Я взорвал миноносец. Считаю себя в Вей-хай-вее под покровительством Великобритании». Командир просит, чтобы его депеша была сообщена Русскому Правительству. Офицеры и команда миноносца помещены на «Нumber» и будут препровождены в Гонг-Конг (Гонконг – прим.ред.).

Всеподданнейшая телеграмма Наместника

Всеподданнейше   представляю   Вашему   Императорскому Величеству краткое донесение  начальника крейсерского отряда,  возвратившегося  3-го  сего августа во Владивосток с крейсерами «Россия» и «Громобой».

«1-го августа, с рассветом, в четыре с половиной часа утра, имея пары во всех котлах, подошел с крейсерами «Россия»,  «Громобой» и «Рюрик» к параллели Фузана, в расстоянии от последнего 42 мили и от северного маяка острова Тсусима (Цусима – прим.ред.) 36 миль, где, повернув к западу, в скором времени увидели впереди правого траверза, приблизительно в 8-ми милях к северу, японскую эскадру броненосных крейсеров,  шедшую параллельным с нами курсом и состоявшую из 4-х судов типа «Ивате».

Повернув влево и дав полный ход, взял курс в норд-остовую  четверть,  чтобы по возможности выйти в открытое море. Неприятель, имевший первоначально преимущество в  ходе,  тотчас же повернул, лег параллельным курсом и заставил меня принять бой, начавшийся в 5 часов утра, с расстояния свыше 60-ти кабельтовых. Вскоре из пролива с юга показался идущий на соединение с неприятелем крейсер 2-го класса типа «Нанива». Неприятель, заметив мое намерение  выбраться на норд-ост в открытое море, стал склонять курс в нашу сторону и тем помешал исполнению нашего маневра, почему, выбрав удобный момент, быстро повернул  вправо и лег в норд-вестовую четверть, с рассчетом, до подхода к корейскому берегу, отойти на север. Этот маневр не был замечен своевременно и  при  увеличившемся  до 17-ти узлов ходе появилась полная вероятность удачи, но не прошло и пяти минут, как крейсер «Рюрик» вышел из строя и поднял сигнал «руль не действует», почему я поднял  ему сигнал «управляться машинами» и продолжал идти прежним курсом. Не получив на этот сигнал ответа и видя, что все японские крейсеры сосредоточили свой огонь на «Рюрике», все последующее мое маневрирование имело исключительною целью дать ему возможность исправить повреждение руля, отвлекая на себя весь огонь неприятеля для прикрытия «Рюрика». 

В  это  время были замечены еще два крейсера 2-го  и 3-го   класса,  шедшие на соединение с неприятелем. На «Рюрике» был поднят  сигнал «не могу управляться». Маневрируя впереди его, я дал ему возможность отойти по направлению к корейскому берегу мили на две, и так как на поднятый ему около 8-ми часов сигнал «идти на Владивосток» он отрепетовал его и привел на надлежащий курс, имея при этом большой ход, что видно было по буруну впереди его  носа, я с крейсерами «Россия» и «Громобой»   окончательно  лег   на норд-вест, все время сражаясь с неприятелем, взявшим параллельный курс и державшимся  от  нас на расстоянии от 32 до 42 кабельтовых. В это время  «Рюрик» находился от нас приблизительно на зюйд-вест в расстоянии 3-4 миль. На этом галсе  бой  продолжался полных два часа и нам нанесены значительные повреждения:  на крейсере «Россия» были пробиты 3 дымовых  трубы,  что препятствовало хорошо держать пар и выведены из строя 3 котла. Около половины девятого часа «Рюрик»  стал сильно  отставать  и снова повернул носом от берега. Видно было, что присоединившиеся два крейсера 2-го класса завязали с ним бой, после чего он вскоре стал скрываться из виду. Но так как адмирал Камимура  с  4-мя  броненосными крейсерами неотступно держался наравне с нами и таким образом удалялся от «Рюрика», то я продолжал бой на этом галсе, отвлекая неприятеля далее на север, в надежде, что «Рюрик» справится с двумя сравнительно слабыми противниками   и,  исправив   повреждения  руля, будет в состоянии самостоятельно достигнуть Владивостока.

Незадолго до 10-ти часов, противник, отойдя на расстояние 42 кабельтовых, открыл  самый убийственный огонь за все время боя, что произвело  впечатление,  что  после этого  он  пойдет  на нас в атаку, но, к общему удивлению, в 10 часов, стреляя залпами, весь  отряд пошел от нас, повернув последовательно вправо, прекратив огонь после 5-ти часового жестокого боя. Я сейчас же начал приводить в известность потери и повреждения. На «России» в подводной части и у ватерлинии было 11 пробоин, а на «Громобое» - 6. Убыль флотских офицеров на обоих крейсерах превышала половину всего состава, нижних же чинов - доходила до 25%. Ввиду перечисленных обстоятельств, не представлялось решительно никакой возможности возобновить бой, вернувшись к месту разлучения с «Рюриком», находившимся по меньшей мере в 30-ти милях к югу. Необходимо было, пользуясь тихой погодой, остановить машины, наскоро исправить главные пробоины и идти во Владивосток.

На крейсере «Россия» убит капитан 2-го ранга Берлинский, ранены: лейтенант Иванов 11-й и Петров 10-й, мичманы Домбровский, барон Аминов, Колоколов и Леман; на «Громобое» - убиты лейтенанты Браше и Болотников, мичманы Гусевич и Татаринов, ранены капитан 1-го ранга Дабич - тяжело; Владиславлев, Дьячков и мичман Руденский - легко; контужены: лейтенант Молас и мичман Орлов; нижних чинов на обоих крейсерах убито 135, ранено - 307. Убитые, кроме капитана 2-го ранга Берлинского, похоронены в море.

В заключение считаю долгом засвидетельствовать о доблестной службе и преданности долгу офицеров и нижних чинов отряда. Это были железные существа, не знавшие ни страха, ни усталости. Вступив в бой прямо от сна без всякой перед тем пищи, они в конце 5-ти часового боя дрались с тою же энергией и стойкостью, как в самом начале его». К сему рапорту начальника отряда считаю долгом донести Вашему Императорскому Величеству, что по личном осмотре крейсеров, всех повреждений от действия неприятельских снарядов и по понесенным потерям в личном составе я мог убедиться, в какой высокой степени в этом неравном бою с превосходными силами противника, личный состав своею стойкостью, мужеством и самоотвержением исполнил свой долг.


Русско-японская война. 8-го августа 1904  года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-лейтенанта Ляпунова

I.

Отправленная в 1 час 10 мин. ночи.

Сейчас начальник Корсаковской команды телеграфом донес, что сегодня с 7 часов утра неприятель бомбардирует Корсаковский пост. Пока повреждено несколько домов.

II.

В 4 часа 3 мин. утра.

Начальник Корсаковской команды дополнительно телеграфирует: неприятельский корабль появился на горизонте Корсаковского поста около 6 часов утра. Подойдя близко, верст приблизительно семь от берега, бомбардировал Корсаковский пост, продолжая обстреливать до 8 час. 15 мин. утра, затем тихим ходом ушел в море и скрылся из вида. Повреждения в городе, произведенные неприятельскими снарядами, незначительны. Убитых и раненых нет.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.

Телеграмма флаг-капитана командующего флотом Тихого океана, капитана 2-го ранга Стеценко, из Владивостока, о состоянии здоровья офицеров на крейсерах 1-го ранга «Россия» и «Громобой»

Капитан 1-го ранга Дабич - поправление здоровья идет хорошо. Мичман Домбровский - была повышена температура, но теперь хорошо. Мичман Орлов - завтра выписывается. Лейтенант Петров - температура нормальная, незначительные ранения, никаких осложнений. Лейтенант Владиславлев - незначительные ранения, скоро выпишется. Лейтенант  Велькин - температура нормальная. Мичман Аминов - одна небольшая рана, все хорошо. Мичман Руденский - завтра выписывается. Лейтенант Леман - почти совершенно поправился. Прапорщик Груздев - разрыв барабанной перепонки.


Русско-японская война. 11-го августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма Наместника

Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству, что получено следующее донесение генерал-лейтенанта Стесселя из Порт-Артура от 6 августа: с 4-х час. 30 мин. утра 6 августа японцы начали штурм Угловой горы и сильную бомбардировку укреплений северного и отчасти восточного фронтов из своих батарей на Волчьих горах. Впереди Сюйшина и по всей долине Лунхе японцы ведут траншеи.


Всеподданнейшая телеграмма контр-адмирала Князя Ухтомского из Порт-Артура

Доношу Вашему Императорскому Величеству, что 28 июля вся эскадра в составе: броненосцев - «Цесаревич», «Ретвизан», «Пересвет», «Победа», «Полтава», «Севастополь», крейсеров - «Аскольд», «Диана», «Паллада», «Новик» и 8-ми миноносцев вышла из Порт-Артура для прорыва во Владивосток. Пройдя благополучно через минное заграждение, в 20-ти милях встретили японскую эскадру, с которой и вступили в бой на контр-галсах. Бой продолжался полтора часа без особых повреждений с нашей стороны. В 5-м часу, придя на траверз нашей эскадры, на расстоянии 36 кабельтовых, неприятель начал снова бой, продолжавшийся до 7 часов 30 мин. В конце боя «Цесаревич», имея, вероятно, повреждение в руле, вышел из строя, держа сигнал: «Адмирал передает начальство». Имея на броненосце «Пересвет» сбитыми обе стеньги и все средства для сигналопроизводства, как дневного, так и ночного, привязал к поручням мостика сигнал -«Следовать за мной». Полагаю, что не все суда могли его прочитать.

Имея много убитых и раненых и серьезные повреждения по артиллерии, корпусу и электрических приспособлений, решил вернуться в Порт-Артур. Со мной пошли броненосцы - «Ретвизан», «Победа», «Полтава», «Севастополь», «Цесаревич», и крейсер «Паллада». Броненосец «Цесаревич» концевым. Шел средним ходом, но за темнотой и непрерывными минными атаками, для отражения которых приходилось временно менять курс в темноте, суда разошлись и к рассвету у Порт-Артура оказались: броненосцы - «Ретвизан», «Севастополь», «Пересвет», «Победа», «Полтава» и крейсер «Паллада» и три миноносца.

Во время боя убиты: лейтенант Салтанов и мичман Борис Деливрон. Тяжело ранены: капитан 1-го ранга Бойсман, остававшийся после этого на мостике 20 часов до входа броненосца в бассейн, лейтенант Рыков. Всего убито 38 нижних чинов, ранено офицеров 21, нижних чинов 286, из них 50 тяжело. Корабли исправляются судовыми и портовыми средствами. Участвовали в бою японские: четыре броненосца первого ранга и один второго, четыре броненосных крейсера, четыре палубных крейсера, пять легких крейсеров и 60 миноносцев. Я, за отсутствием контр-адмирала Витгефта, принял командование порт-артурской эскадрой.

О вышеизложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Всеподданнейшее представление Его Императорскому Величеству краткого донесения командира крейсера «Новик»

28 июля по окончании боя, в котором крейсер получил три надводных пробоины и прорвался сквозь неприятельские суда вместе с крейсером «Аскольд», потерял последний из виду вследствие тумана и исправления машины и 29 июля зашел за углем в Киао-Чао. Тридцатого июля вышел вокруг Японии во Владивосток и 7 августа пришел в Корсаковский пост. Погрузил уголь и в четыре часа пополудни того же 7 августа усмотрел приближавшийся неприятельский крейсер типа «Ниитака»; снялся с моря и в пять часов пятнадцать минут вступил с ним в бой, в котором через сорок пять минут «Новик» получил три подводных пробоины и две у ватерлинии, причем было затоплено рулевое отделение. Подбитый неприятельский крейсер уклонился от дальнейшего боя и все время телеграфировал.

Имея к концу боя только шесть исправных котлов и повреждение в руле, был вынужден вернуться в Корсаковский пост, осмотреться с намерением ночью выйти в море. По невозможности исправить повреждения руля и ввиду присутствия нескольких неприятельских судов, на что указывали телеграфирование светом нескольких прожекторов, решился затопить крейсер на мелководье. Офицеры, команда и имущество свезены на берег.

Восьмого августа крейсер типа «Сума» расстреливал видимую над водою часть крейсера. В бою двадцать восьмого июля убиты два нижних чина и ранен легко судовой врач Лисицын; седьмого августа убитых нижних чинов два, ранены легко лейтенант Штер и четырнадцать нижних чинов, тяжело ранены два.


Русско-японская война. 12 августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

11-го августа японский батальон повел наступление по долине Сидахыа от Айцзяпуцзы через Пахудзай на Лао-динтан, в окрестностях которого был расположен наш небольшой отряд. Наступление японцев около 3-х часов пополудни было остановлено у Лаодинтана одной нашей ротой, потерявшей 5 нижних чинов ранеными. В этот же день наши две роты с успехом сопротивлялись у Тунсинпу наступавшим превосходным силам противника и с прибытием подкреплений неприятель прекратил наступление. В этом деле у нас был ранен поручик Петруш, и нижних чинов убито и ранено 53.

С вечера 11 августа японцы, оттеснив наши сторожевые посты, заняли высоты к юго-востоку от Ляндясаня и приступили к возведению на них окопов и засек; в 5 часов 45 мин. утра 12 августа, батарея противника открыла огонь по направлению к д. Кофынцы; ей отвечала наша батарея. Несмотря на значительную дальность, огонь нашей батареи был успешен, японские орудия замолчали и было замечено, что прислуга их попряталась. С утра 12 августа противник, силою до бригады пехоты с 4-мя батареями, двинулся вниз по долине Сидахыа на Тунсинпу и Тасинтун и потеснил наши две роты, отошедшие к позиции. Следовавшая долиной Сидахыа одна из передовых японских рот подверглась огню нашей батареи, видимо, понесла большие потери и поспешно отступила. Против Ляндясаня с утра противник выставил две батареи и обстреливал наши позиции и отряд, занимавший передовой пункт и завязавший горячую перестрелку с пехотой противника, дебушировавшей из Эрдахе и следовавшей на Киминсы.

В артиллерийское состязание с этими батареями вступили наши батареи и скоро принудили к молчанию одну из них. Около 11 час. утра нашему отряду, занимавшему передовой пункт, приказано было отойти с передовой позиции на главную и японская пехота заняла лесистые высоты к западу от Киминсы к Тасинтуню. Около полудня было замечено появление 36-ти орудий противника у Эрдахе и сосредоточение около дивизии пехоты с 4-мя батареями между Киминсы и Катасы. Около 2-х час. пополудни японская горная батарея, двигавшаяся по лощине к Тасинтуню, была остановлена огнем нашей батареи и не могла занять позиции, другая  горная батарея, успевшая сняться, понесла, по-видимому, значительные потери и замолчала. Также огонь нашей батареи обратил в бегство японскую пехоту, приступившую к постройке окопов на высотах восточнее Катасы. К 3-м часам пополудни было обнаружено передвижение значительных масс пехоты и постройка ею окопов на высотах южнее долины Саньпу, а в 4 часа 30 мин. горная японская батарея, появившаяся на высоте к северо-западу от Киминсы, огнем нашей батареи была принуждена скрыться. В общем, до 5 час. пополудни против Ляндясанской позиции обнаружилось наступление, по крайней мере, 2-х пехотных дивизий с 10-ю батареями. Дальнейших донесений о ходе боя не поступало.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 13-го августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

12 августа японцы наступали только против войск бывшего восточного отряда; силы японцев определились здесь в две дивизии пехоты с многочисленной артиллерией. Обе стороны провели ночь на своих боевых позициях, разделенные пространством от 3 до 5 верст. Наши потери за вчерашний день около 100 человек убитыми и ранеными. Ночь прошла, кроме мелких стычек, спокойно. Сего числа с рассветом японцами начато наступление по всему фронту армии.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

Сего 13 августа противник перешел в наступление по всему фронту Маньчжурской армии. На своем левом фланге японцы с раннего утра заняли к западу от железной дороги Генчжуандзы, Толунчжай и Ганьцуаньпу, оттеснив отсюда наши передовые посты. К полудню наступление противника на этом участке приостановилось. Против наших передовых отрядов, расположенных перед левым флангом Аньшаньчжанской позиции, противник перед рассветом сосредоточил до полутора дивизий с артиллерией, и под напором этих сил передовые наши отряды отошли на главную позицию. Наступление противника здесь не носило особенно настойчивого характера. Наши потери на южном фронте достигают до 150 человек.

На юго-восточном направлении канонада началась в 5 час. 30 мин. утра. Около 6 часов утра завязалась ружейная перестрелка по всему юго-восточному фронту и обозначилось наступление японской пехоты на правый фланг нашей позиции. Наступление двух японских батальонов на правофланговый участок было отбито около 7 час. утра. К 11 час. утра японская 24-орудийная батарея у Тунсинпу огнем наших батарей была вынуждена к молчанию; прислуга и ездовые разбежались; попытки японцев снять орудия под нашим огнем оказались тщетными. К 1 часу дня противник усилил наступление против Кофынцзы  и были обнаружены значительные силы его в окрестностях Лаодинтана. Все атаки японцев отбиты. Наши войска, перейдя в наступление, оттеснили их к долине Нахигоу. Наши потери до 300 человек.

На восточном направлении янонцы с рассветом начали наступление по всему фронту. На нашем правом фланге наши войска отошли с передовых позиций, которые по местным условиям стесняли действие артиллерии, и перешли на главную позицию. Бой на восточном направлении был серьезен; дело доходило до штыков; наши потери до 1.000 человек. Дальнейшие донесения о ходе и подробностях дела не успели быть получены.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Стесселя

Всемилостивейшие телеграммы Вашего Величества и Матери Царицы вызвали громовое «ура» перед лицом врага и удвоили силы защитников и геройский дух войск. С 10 и до сего дня включительно, с помощью Божиею, все ежедневные штурмы отбиты.


Русско-японская война. 14-го августа 1904 года


Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

На южном фронте 13 августа наши передовые части и авангарды медленно отходили, задерживаясь, к укрепленной позиции у Аньшаньчжаня. На всем фронте происходили перестрелки. Японская артиллерия на разных участках обстреливала наши позиции, наши орудия действовали по появляющимся колоннам противника и производившимся им окопным работам. Удачный огонь нашей артиллерии заставил японцев снять обширный бивак у Фамаина, в 10-ти верстах к югу от Аньшаньчжана, отнеся его к с. Байсязой, в 2-х верстах к юго-востоку от Фамаина. К 6-ти часам вечера огонь повсюду затих. Наиболее жаркое дело было на нашем левом фланге южного фронта; общие потери в войсках южного фронта до 200 человек. За ночь все авангарды отошли на главную позицию. Против южного фронта обозначилось наступление противника силой до пяти дивизий.

На юго-восточном направлении наши войска отразили все атаки японцев на своем фронте. Войска правого фланга к вечеру, перейдя сами в наступление, отбросили японцев к Тунсинпу и Тасинтуну, в 6-7 верстах юго-западнее Ляндясаня. Общие потери в наших войсках на юго-восточном фронте около 400 чел.

Наш отряд на восточном направлении выдержал вчера, 13 августа, упорный бой со значительными силами противника. На правом фланге наша пехота, на передовых позициях у Цегоу, в 11-ти верстах северо-восточнее Ляндясаня и у Анпинлина, без поддержки артиллерии, мужественно и стойко отражала атаки, начатые ночью, сильнейшего по числу противника, на всех пунктах; дело дошло до штыкового боя.

В полках есть офицеры, раненые холодным оружием и револьверными пулями. После упорного боя на передовых позициях Цегоу и Анпинлина наши войска отошли на главную позицию, усиленную артиллерией.

Тамбовский полк на левом фланге у Цеу, в 9-ти верстах севернее с. Цегоу, отстаивал передовую позицию с первого часу ночи до четырех часов пополудни и отразил штыками все атаки противника; было произведено четыре контр-атаки, командир полка полковник Клембовский был ранен. Обход левого фланга позиции у Цегоу и продольный огонь японских батарей с высот Хоую вынудил тамбовский полк к отступлению, совершенному в порядке, причем шесть разбитых и испорченных орудий были брошены.

Японцы шли в атаку фанатично, и потери у них должны быть очень велики. Раненый и взятый в плен японский офицер спустя некоторое время после подания ему медицинской помощи, вырвавшись из под надзора, разбил себе голову о камни.

Нашими войсками взято у японцев значительное число ружей, головных уборов и разных предметов снаряжения. Потери на этом фронте не приведены в известность, но превышают 1.500 человек убитыми и ранеными.

Несмотря на долгий упорный бой и усталость, все войска были бодры, и в ночной темноте, под проливным дождем, по превратившейся в жидкую грязь почве, в полном порядке, с музыкой, совершали необходимые передвижения. 14 августа на всем фронте противник решительного наступления не принимает и части войск постепенно отходят  на новые позиции. Около двух часов пополудни обнаружилось наступление японцев на Таэмпин в 13 верстах к северу от Ляньдясаня через Юдигоу.


Русско-японская война. 15-го августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Стесселя

Имею счастье донести Вашему Императорскому Величеству, что в ночь на 14-е августа в 3 часа, во время сильнейшего дождя и грозы, японцы вновь сделали попытку атаковать наши позиции на левом фланге, а также один форт и горы Удянчан.

Атака была отбита на всех пунктах; убыль у нас незначительная: убито 3 нижних чина и ранено 2 офицера и 98 нижних чинов. Раненые все размещены и имеют заботливый уход.

Трупы японцев убираются нами, но противник не дает производить уборку и стреляет по санитарам, высылаемым с флагом Красного Креста.


Русско-японская война. 16-го августа 1904 года

Сообщение Главного штаба

15  августа японцы продолжали наступление  на фронте между Аньшаньчжаном и Ляндясанем.

В арьергардных боях при отступлении наших войск у нас убиты генерал-майор Рутковский и подполковник фон Раабен. Число выбывших из строя пока не приведено в известность; через перевязочный пункт прошли около 400 раненых. Потери противника значительны.

На остальных направлениях спокойно.

Списокъ гг. офицерам, раненым и убитым в делах с японцами с 17-го по 25-е июля

11-го июля. 2-го Дагестанского полка ранен подъесаул Бискупсий (Василий).

18-го июля. 2-го Дагестанского полка ранен и остался в строю хорунжий Бутаев (Ахмет).

С 17 по 25 июля. 28-го Вост.-Сиб.  стр.   полка  ранен поручик Пинкусоич-Зелиген (Александр).  Ранен   старший врач 6-го московского отряда Ивенин. Ранен  и остался  в  строю   3-го  Уральск.  каз. полка есаул Евтин (Георгий). Контужен и остался в строю 20-го Вост-Сиб. стр. полка штабс-капитан Козлов (Петр). Контужен 34-го Вост.-Сиб. стр. полка поручик Балбашевский (Константин). 33-го Вост.-Сиб. стр. полка: убит подпоручик Берлинский (Георгий). 2-го Вост.-Сиб. стр. полка: ранен капитан Татаринов (Виктор), контужены: подполковник Попов (Константин) и подпоручик Соловьев (Иннокентий); последний остался в строю.

29 июля при перевале через Тайцзыхе у дер. Саньянцзы утонул 51-го драгунского Черниговского полка корнет Гончаров (Митрофан).

27-го и 28-го июля. 1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска ранены и остались в строю есаулы: Большаков (Федор) и Радак (Эрнест).

В деле 18 и 19 июля, на Янзелинском перевале остался на поле сражения 36-го пех. Орловского полка штабс-капитан Ганский (Эраст), а не Гудима (Алексей).

В справочном бюро о военнопленных при исполнительной комиссии главного. управления Российского общества «Красного Креста» получено сведение, что доктор Рышков, взятый в плен во время подания помощи раненым, находится в Мацуяме. Из взятых в плен русскими японцев, генерального штаба майор Того временно находится в Горном Зерентуе нерчинского заводского округа. Состояние здоровья обоих лиц неизвестно.

Показанный в числе убитых офицеров в бою на Янзелинском перевале 18 июля, подпоручик 6-го Енисейского сибирского пехотного полка Мейер-Женовский (Владимир), по дополнительно полученым сведениям не убит, а легко ранен. В деле 18 июля контужен и остался в строю 1-й конно-горной батареи Заамурского округа отдельного корпуса пограничной стражи ротмистр Степанцев (Евгений), а не Семенов.


Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

16 августа после полудня противник с высот южнее Ванбатая открыл оживленную канонаду по нашей позиции, продолжая ее до 7 часов вечера.

На правом фланге южной группы армии действовал наш конный отряд, который 15 августа задержал наступление колонны противника, направлявшейся в обход нашего правого фланга. Конному отряду пришлось действовать в крайне неблагоприятной местности, в лабиринте дефиле, каковыми являются низкие, топкие дороги, среди густых зарослей гаоляна, превышающего вышину всадника, и узкие улицы в многочисленных населенных пунктах.

16 августа были обнаружены обширные биваки японцев в долине реки Шахе у Сидантя, к западу от железной дороги, и передвижения колонн противника от долины реки Шахе на север к Банматуну, западнее линии железной дороги.

На этих днях полусотня Дагестанского полка есаула Кониева на дороге между Бенсиху и Янтайскими копями рассеяла шайку хорошо вооруженных хунхузов, силою в 150 человек, убив их предводителя и 47 человек, и взяв в плен четырех, чем водворила спокойствие в этом тревожном районе.


Русско-японская война. 17-го августа 1904 года

Телеграммы генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

I.

16 августа и в ночь на 17 японцы выставили против всех наших позиций многочисленную артиллерию и начали атаку передовых позиций под Ляояном. С 5 часов утра идет весьма напряженный артиллерийский бой. До 9 часов утра обозначилось, что главные усилия японцев направлены на центр нашего расположения. Потери от шрапнельного огня в некоторых частях довольно значительны. Убит командир батареи 6-й Восточно-Сибирской бригады подполковник Покотило.

Против нашего центра японцы ведут упорное наступление и в настоящее время, в 9 часов утра, находятся в непосредственной близости от наших передовых войск.

II.

Сего  числа  японцы,   начиная   с   5   часов  утра   и  до 9 часов вечера, атаковали наши передовые позиции у Ляояна на  левом   берегу   Тайцзыхэ.   Артиллерийский   и ружейный огонь  временами   достигал   крайнего  напряжения. Главные усилия японцев направлены были против наших центральных   позиций   и   нашего  правого  фланга.   Многочисленные атаки японцев были по всему фронту отбиты; наши войска производили контр-атаки,  и   дело  доходило до штыкового боя; некоторые участки позиций, перешедшие во время боя к японцам, к концу боя были вновь заняты нами. Во время артиллерийского боя наши батареи   с   успехом   состязались с неприятельской артиллерией.

Около 4 часов пополудни обнаружено наступление значительных сил противника в обход нашего правого фланга; двинутыми из общего резерва армии батальонами, часть которых вышла наступавшим японцам во фланг, обход, после горячего боя, был остановлен и японцы вынуждены были к отступлению. Бой этот продолжался даже с наступлением темноты и закончился лишь около 9 часов вечера. Настроение войск вполне бодрое. Сообщенное всем войскам, даже в передовых цепях, официальное известие от 13 августа, что геройский гарнизон Порт-Артура отбил все атаки японцев, радостно встреченное, еще более подняло дух войск и вызвало стремление не отстать от своих товарищей.

Потери наши не приведены еще в известность, но значительны и, судя по числу прошедших через перевязочные пункты, общая убыль до трех тысяч человек. Потери противника должны быть очень значительны.

Русско-японская война. 19-го августа 1904 года

Телеграммы генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

I.

Сего числа произведена частями армии Куроки переправа на правый берег Тайцзыхе в местности Сакан-Канквантун, где река делает излучину. В 5 часов утра нашими разъездами установлено, что переправилась дивизия пехоты с артиллерией и конницей в брод, каковых ниже еще не открылось. Японцы продвинулись в двух направлениях; в направлении на запад и в направлении к Янтайским копям. Переправившиеся части образовали завесу, скрывавшую переправу дальнейших частей.

На передовой нашей позиции 18 августа бой велся с большим напряжением с 8 часов вечера до 12 часов ночи, когда наступило полное затишье. Как и вчерашнего числа, бой окончился для нас вполне успешно, ибо мы сохранили за собою без исключения все свои передовые позиции. Особенно упорный бой велся в дивизии генерал-майора Кондратовича. Японцы выпустили громадное количество артиллерийских снарядов. Осыпаемые целый день шрапнелью, наши войска с редким упорством отстаивали порученные их обороне позиции. Подготовив атаку артиллерийским огнем, японцы несколько раз штурмовали наши позиции. Некоторые из самых передовых наших укреплений после упорной обороны переходили в руки японцев, но каждый раз мы вновь овладевали ими ударом в штыки, причем японцы оставляли массу убитых после штыковой схватки. Перед некоторыми участками позиции войска успели выкопать в гаоляне большое число волчьих ям. Местами эти ямы были завалены японсками трупами доверху. Потери японцев должны быть огромные. Но и наши потери, не приведенные еще в известность даже приблизительно, тоже значительны. Ранен генерал-майор Морозовский; контужен, но остался в строю, генерал-лейтенант барон Штакельберг. В наши руки досталось значительное количество японского оружия.

II.

Ночь на 19-е августа прошла спокойно. До 6-ти часов утра ни с неприятельской, ни с нашей стороны нет стрельбы.

По полученным сведениям, Куроки наводит понтонный мост у места переправы.


Русско-японская война. 20-го августа 1904 года


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

Вчерашнего числа с наступлением темноты японцы атаковали позиции у Сыквантуня. После горячего боя атака была отбита.

Ночью японцы повторили атаку и на этот раз одержали успех, сбив один полк в направлении к Сахутуню. Отступление этого полка вызвало очищение позиции другими частями. К утру войска постепенно продвигаются вперед для обратного овладения Сыквантунской позицией.

Сего числа с рассветом я перешел в наступление против войск армии Куроки. К 12-ти часам дня головы наступающих корпусов вышли на одну линию: идет артиллерийская подготовка взятой у нас ночью японцами позиции и началось наступление пехоты.

В течение ночи японцы сильно обстреливали внутреность Ляоянской позиции, город и железнодорожную станцию Ляоян; потери наши незначительны.

Сейчас получил депешу от начальника гарнизона в Ляояне, от 10 час. 35 мин. утра, о том, что японцы атаковали форт, расположенный в центре позиции, и были отбиты с очень большими потерями; у нас в форте убито 6 человек.

Об вышеизложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

Сего 20 августа наши войска атаковали высоты Сыквантуня; после упорного боя весь горный кряж к западу от Сыквантуня был взят нами. В то же время выяснилось, что мы имеем дело с многочисленными японскими войсками, занимавшими фронт от высоты у Янтайской копи до реки Тайцзыхе. Отряд генерал-майора Орлова, прикрывавший Янтайские копи и несколько зарвавшийся вперед, встретил превосходные силы на сильной позиции и вынужден был к отступлению. Генерал Орлов был ранен, но опасность движения противника вслед за отступавшими к станции Янтай миновала: подходили храбрые полки первого Сибирского корпуса, и генерал Штакельберг остановил наступавших японцев; при этом бою тяжело ранен выдающийся командир 2-го Сибирского полка полковник Озерский. В девять часов вечера бой стих по всей линии, слышны только орудийные выстрелы у Ляояна.

Войска ляоянского гарнизона, по полученному по телефону донесению, отбили и вторую атаку; для выяснения же сил противника произвел с западного фронта наступление двумя полками, при этом, после горячего боя, выяснилось, что эти два полка имели дело с силами свыше двух дивизий.

Общие потери армии за сегодняшний день точно не выяснены, но, по имеющимся уже данным, превышают три тысячи убитыми и ранеными.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Стесселя

В ночь на 20-е, неприятель повел наступление на Высокую и Длинную горы и ближайшие укрепления с одновременным обстреливанием артиллерией как атакуемых гор, так и названных укреплений.

Передовые цепи противника были своевременно обнаружены секретами; по цепям был открыт огонь, равно как и по батареям противника. Следующая позади цепей неприятельская колонна удачно попала на самовзрывчатые фугасы, многие взлетели на воздух. Через час наступление японцев было отбито. Потери наши ничтожны: ранен 1 офицер и 7 нижних чинов.

О чем имею счастье донести Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 21-го августа 1904 года


Всеподданнейшие телеграммы генерал-адъютанта Куропаткина

I.

Ночью на сегодняшнее число неприятель перешел в наступление и овладел большей частью занятых нами у Сыквантуня позиций; занимавшие эти позиции войска отступили на арьергардную позицию на линии деревень Чжансутунь-Шичензы. Ночью на сегодняшнее число 1-й сибирский корпус, понесший за последние 5 дней тяжкие потери и угрожаемый обходом превосходных сил, отошел на несколько верст в западном направлении. При таких условиях мною предписано очистить Ляоян и отходить на север.

О вышеизложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.

II.

Сего 21-го августа большая часть армии, включая и 1-й сибирский корпус, расположены к югу от железнодорожной ветви от станции Янтай  к Янтайским копям. Японцы сего числа хотя и находились в непосредственной близости к нашим войскам, но ограничивали свою деятельность, главным образом, стрельбой из гаоляна.

Наши войска, расположенные в Ляояне, переходят на правый берег Тайцзыхе. Район действий войск, почти сплошь покрытый гаоляном, чрезвычайно затрудняет эти действия.

Отступление вчерашнего числа отряда генерал-майора Орлова в значительной степени объясняется движением под выстрелами по гаоляну. Потери в этом отряде значительны; в одном из полков потеря составляет около 1.500 человек.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 22-го августа 1904 года


Всеподданнейшая телеграмма Наместника

Всеподданнейше представляю Вашему Императорскому Величеству донесение лейтенанта Константина Иванова 13, вступившего по старшинству в командование крейсером «Рюрик» в бою 1 августа.

"Находясь в составе отряда крейсеров под флагом контр-адмирала Иессена, 1 августа, в четыре с половиной часа утра, встретили неприятельскую эскадру в числе 4-х броненосных крейсеров, с которыми и вступили в бой. При повороте колонн неприятель преимущественно сосредоточивал огонь на нас.

Приблизительно в восьмом часу утра неприятельским снарядом был поврежден руль, который остался положенным лево на борт. Так как подводной пробоиной затопило румпельное и рулевое отделение, и одновременно с этим была перебита вся рулевая проводка, то управление машинами, вследствие положения руля, было крайне затруднительно и крейсер не мог следовать сигналу Адмирала идти полным ходом за уходящими крейсерами «Россией» и «Громобоем», ведущими бой с 4-мя броненосными крейсерами, отстал и принял бой с подошедшими вновь 2-мя крейсерами «Такачихо» и «Нанива», которые, пользуясь затруднительным положением управления нашим крейсером, держали его под продольным огнем справа, чем наносили нам большой вред своими выстрелами из орудий крупного калибра. Попытка таранить их была замечена неприятелем, и он без труда сохранил свое наивыгоднейшее положение.

Наш огонь постепенно ослабевал вследствие большого числа подбитых орудий и в начале 12-го часа  дня   наш   огонь   прекратился   совершенно, так как все орудия были подбиты и была большая убыль в офицерах и нижних чинах. В это время была выпущена одна мина из нашего аппарата, но не достигла цели; остальные аппараты были разбиты. Командир - капитан 1-го ранга Трусов и старший офицер капитан 2-го ранга Хлодковский были смертельно ранены в самом начале боя. Командир был убит в боевой рубке, а старший офицер умер от ран: сломаны обе ноги и рана в боку. Из 22-х офицеров убиты и умерли от ран: лейтенанты - Зенилов, временно командовавший крейсером, которого заменил я, барон Штакельберг, мичманы - Ханыков, Плазовский, Платонов, доктор Брауншвейг. Утонул после потопления крейсера старший механик Иванов 6-й. Ранены: лейтенанты - Иванов 13-й, Берг, Постельников, мичманы - Терентьев, Ширяев, капитан Салов, механик Тонн, доктор Солуха, прапорщик запаса Ярмештедт. Остались невредимыми:  мичман барон  Шиллинг,  прапорщик запаса Рошидзе, механики Гейно и Маркович, шкипер Анисимов, комиссар Краузман и иеромонах Алексей. Из 800 человек команды, по имеющимся у меня сведениям, приблизительно убитых 200, раненых тяжело и легко 278 человек.

Не имея возможности управляться судном из за порчи руля и перебитых некоторых главных паровых труб, уйти от неприятеля не мог. Вследствие уничтожения средств защиты, ввиду приближения 4-х броненосных крейсеров, возвратившихся из погони за нашими, и вновь появившихся 3-х крейсеров 2-го класса с 5-ю миноносцами, решил взорвать крейсер, что мною было приказано исполнить мичману барону Шиллингу, но эта попытка не удалась, так как часть бикфордовых шнуров была уничтожена в боевой рубке от взрыва снаряда, а другая находилась в затопленном рулевом отделении; поэтому приказал затопить крейсер, открыв кингстоны, что было исполнено механиками. Оставшееся время до погружения крейсера было употреблено на спасание раненых и команды с помощью матрасов, поясов, обломков дерева, так как все шлюпки были разбиты. Вскоре по прекращении нашего огня, неприятель также перестал расстреливать нас. В конце 12-го часа дня крейсер пошел ко дну, а всплывшая команда была подобрана неприятельскими судами, с полною заботливостью доставившими нас в Сасебо.

Прием и уход за ранеными был весьма внимателен, а отношение к остальным чинам весьма хорошее. Офицеры и команда во время боя вели себя с полным хладнокровием и исполняли свой долг до конца." Настоящее донесение доставил иеромонах о. Алексей, отпущенный японцами как не военнопленный через Нагасаки-Шанхай.


Русско-японская война. 23-го августа 1904 года

Всеподданнейшие телеграммы генерал-адъютанта Куропаткина

I.

Отход наших войск из Ляояна на правый берег Тайцзыхе в ночь на 22 августа закончился в порядке. Незначительные попытки противника преследовать были остановлены нашими арьергардами. В течение 22 числа японцы усиливали свое расположение против нашего левого фланга, распространяясь от Янтайских копей к северу; равно в направлении Бенсиху-Мукден обнаружен переход японцев на правый берег Тайцзыхе, западнее Бенсиху. Днем 22 числа японцы перешли на правый берег со стороны Ляояна и его окрестностей.

II.

Сего 23 августа армия, успешно подвигаясь к северу, вышла из опасного положения, в котором находилась, угрожаемая противником при узком фронте, как с фронта, так и с левого фланга. Весь день в арьергардах, особенно на левом фланге, шла перестрелка, но незначительная. Наши потери за сегодняшний день до ста человек.

 


Русско-японская война. 24-го августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-лейтенанта Ляпунова

Сегодня, 24, утром, к посту Корсаковскому приблизились два неприятельских военных корабля и остановились верстах в семи от берега. В 10 час. 20 мин. от неприятельских кораблей подошли к затонувшему крейсеру «Новику» два паровых катера. Наши войска открыли по катерам стрельбу, после чего катера удалились к своим кораблям.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Стесселя

Ваше Императорское Величество, милость Ваша о повелении зачесть нам службу месяц за год объявлена мною сегодня на позициях. Восторг, слезы умиления и громовое «ура» были ответом на великую Царскую милость. Пожалование мне Георгия 3-й степени превыше всех моих дарований и заслуг. Молю Бога, чтобы подкрепил и дал мне силы оказаться достойным великих милостей и наград, мне пожалованных за геройские войска и их начальников. С представлением об особо отличившихся тотчас вхожу.


Русско-японская война. 25-го августа 1904 года


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

Сего 25 августа военных действий, кроме мелких стычек передовых постов, не происходило.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-лейтенанта Ляпунова

Всеподданнейше представляю на благоусмотрение Вашего Императорского Величества дополнительное донесение начальника войск на посту Корсаковском об отражении 24 августа попытки японских катеров взорвать затопленный крейсер «Новик» минами:

"В 6 час. утра на наблюдательных постах были замечены на море два отдельных пароходных дыма, вследствие чего наш отряд занял позиции; когда пароходы приблизились верст на 8 к посту Корсаковскому, отдали якорь, в них признали японские военные транспорты вместимостью около 6.000 тонн; с транспортов были спущены 2 паровых катера, которые направились к крейсеру «Новику» и в 10 час. 15 мин. достигли его. Когда было замечено движение неприятельских моряков на палубе «Новика», начальник отряда приказал открыть руженый огонь залпами по катерам и палубе «Новика»; несомненно, залпы были настолько метки, огонь настолько действителен, что неприятель не успел привести своего намерения в исполнение: после нескольких первых залпов поспешно очистил палубу «Новика», и катера стали удаляться к своим пароходам, обстреливаемые нашим огнем до 3.000 шагов, пока не ушли из сферы действия ружейного выстрела. С катеров на наши залпы неприятель отвечал ружейными выстрелами, не причинившими нам никаких потерь. В 12 час. 45 мин. транспорты, приняв на борт катера, снялись с якоря и ушли в море. В 1 час 35 мин. начальник отряда с офицерами прибыл на палубу «Новика», где оказалась оставленная японцами 2-х лин. винтовка и обнаружены проводники заложенных, но не взорванных мин. К извлечению мин было немедленно приступлено; по настоящее время удалось благополучно извлечь 9 мин, заложенных неприятелем  в различных частях крейсера."

Русско-японская война. 27-го августа 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

За 26-е августа в районе армии боевых столкновений с противником не было.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

За 26 и 27 августа в армии военных столкновений не произошло, противник активной деятельности не проявляет. Продолжают идти сильные дожди, не дающие возможности дорогам обсохнуть и быть исправленными.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 28-го августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

28 августа, кроме незначительных столкновений между нашими и японскими разъездами, без потерь с нашей стороны, никаких боевых действий не было.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Стесселя

28 августа, кроме незначительных столкновений между нашими и японскими разъездами, без потерь с нашей стороны, никаких боевых действий не было.


Русско-японская война. 29-го августа 1904 года

Телеграмма генерал-лейтенанта Сахарова в Главный Штаб

Выяснено, что к северу от железнодорожной ветки на копи Янтай значительных сил японцев нет,  далее к югу в направлении на Ляоян находятся обширные и многочисленные биваки.

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

На основании выясненных ныне подробностей веденных различными корпусами армии боев с 13 августа, представляется возможным представить Вашему Императорскому Величеству нижеследующую общую оценку сих боев.

К 13-му августа Маньчжурская армия занимала тремя группами позиции у Пегоу и Аньпина на левом фланге, у Ляньдясяня в центре и у Аньшаньчжана на правом фланге. 13 августа японцы перешли в наступление по всему фронту. В центре у Ляньдясяня все атаки японцев были отбиты; на левом фланге после упорного боя мы удержали за собою главную позицию у Аньпина, но японцы овладели позицией у Пегоу и этим стали угрожать пути отступления левофлангового корпуса по долине реки Танхе. В то же время обозначился обход значительными силами левого фланга нашей позиции у  Аньшаньчжана.  

Использовав   позиции   у   Ляньдясяня   и Аньпина в смысле выигрыша времени и нанесения противнику весьма больших потерь, я отвел все корпуса армии на передовые позиции у Ляояна.  Вследствие гористой местности на восточном фронте  и распустившихся от дождя дорог на южном фронте,  двухдневный марш к Ляояну был весьма труден и, только благодаря самоотверженной работе всех чинов войск, на восточном фронте совершился   в   полном   порядке,   причем   с   неимоверными трудностями   были   протащены   через   перевалы   вся   без исключения артиллерии и все обозы; при этом часть орудий пехота протащила через горы на руках. Как ни труден был переход под напором  противника через горы, но движение   по   равнине   оказалось еще  затруднительнее; в левой   и   средней   колоннах   нам   удалось   благополучно отвести к  Ляояну  всю  артиллерию и  обозы.  Путь правой колонны, проходившей по наиболее затопленной местности западнее железной  дороги,  был особенно тяжел.

Между тем,  противник  в  значительных силах наступал на наши арьергарды, которые вели с ним упорный бой. Одна из батарей, снявшись с позиции, при дальнейшем отступлении   попала  на  топкое   место  и ее начало засасывать. Отрядом были употреблены все усилия спасти батарею: в одно орудие впрягалось до 24-х лошадей, роты пехоты старались на лямках сдвинуть орудия, но лошади и люди сами завязали настолько, что многие нижние  чины  не  могли   сами  высвободиться   из  топи   и  им  приходилось подавать помощь. С целью дать время вытащить батарею, арьергард генерал-майора Рутковского  задержался на позиции больше, чем бы то следовало и через это понес значительные потери; при этом были убиты  сам генерал Рутковский и командовавший 4-м Восточно-Сибирским   стрелковым   полком подполковник фон-Раабен. Несмотря на все эти усилия и жертвы, завязнувшую почти на всю высоту колес батарею пришлось оставить. 16 августа армия сосредоточилась у Ляояна. При этом один корпус занял позицию на правом берегу Тайцзыхе, а остальные корпуса на левом.

17 и 18 августа японцы с большой энергией атаковали наши передовые позиции, но были всюду отбиты с огромными потерями. Упорный бой на нашем правом фланге и в центре, сопровождавшийся многочисленными контр-атаками, доходившими до удара в штыки, потребовал расхода как частных резервов, так и части моего общего резерва. В течение 18 августа вполне обозначилась переправа на правый берег Тайцзыхе значительных сил из армии Куроки. Так как в течение 17 и 18 августа на наш левый фланг, против которого должна была действовать армия Куроки, атаки велись, сравнительно с атаками на позиции центра и правого фланга, весьма слабо, то с полным основанием можно было предположить, что главные силы Куроки предназначены были для обхода левого фланга нашего расположения и для действия на наши сообщения.

При такой обстановке я решил, отведя  войска с передовых позиций на главную, сосредоточить значительные силы против армии Куроки и попытаться прижать эту армию к реке Тайцзыхе, проходимой вброд только в нескольких местах. Принятое решение было приведено в исполнение с полным  успехом. С наступлением темноты, совершенно не тревожимые японцами, мы начали очищать передовые позиции, которые уже сослужили нам большую службу, обессилив противника нанесением ему тяжелых потерь. Благодаря принятым мерам, достаточному числу мостов, правильному распределению их, устройству дорог к мостам, несмотря на темную ночь, утром 19 августа все наши войска, назначенные для наступления, переправились на правый берег Тайцзыхе. Неприятель только к вечеру 19 августа занял оставленные нами передовые позиции и открыл артиллерийский огонь по Ляояну. В руки неприятеля не досталось решительно никаких трофеев.

План действий переправившихся на правый берег войск мною принят был следующий: развернуть армию между д. Сыквантун и высотами у янтайских каменно-угольных копей, кои должен был занять отряд генерал-майора Орлова из 13 батальонов. Приняв затем за ось позицию у Сыквантуна, произвести захождение армии левым плечом вперед, дабы взять во фланг позиции японцев, кои тянулись от реки Тайцзыхе у селения Квантуна по направлению к янтайским копям.

Наступление началось 20 августа. Когда все распоряжения были уже сделаны, в ночь на 20 августа командир правофлангового корпуса прислал донесение, что японцы, перейдя в наступление, ночью овладели весьма важным для нас северо-восточным участком позиции у Сыквантуна, вынудив к отступлению занимавший этот участок полк. Приходилось изменить план действий и первоначальной задачей на 20 августа поставить обратное овладение потерянной нами позицией. Только к вечеру 20 августа весь горный массив у дер. Сыквантун и сама деревня были в наших руках. С 6-ти часов пополудни началось наступление и на высоту к северо-востоку от Сыквантуна, с которой накануне ночью были сбиты наши войска. Первоначально наши атаки не имели успеха; наступала полная темнота, но упорный  бой   все   продолжался; мы несколько  раз овладевали высотой, но затем вынуждены были отступить; части перемешались, и руководство боем крайне затруднилось. Тем не менее, по почину частных начальников разрозненные атаки все повторялись и, наконец, мы успели овладеть позицией и, таким образомъ, поставленная на 20 августа задача на правом  фланге была выполнена.

На левом фланге расположения армии в стороне янтайских копей 20 августа произошло следующее: отряд генерал-майора Орлова занял на высотах к югу от янтайских копей весьма сильную позицию фронтом на юг, выставив две батареи и вступив в артиллерийский бой с артиллерией противника, занимавшего позицию несколько верст южнее. В это время голова левофлангового корпуса уже находилась в 6-ти верстах от правого фланга отряда Орлова. Генерал Орлов, чтобы оказать содействие нашим войскам, занимавшим позицию у Сыквантуна, спустил часть отряда с гор и начал наступать по направлению на селение Сахутун. Войска должны были двигаться по местности, сплошь покрытой гаоляном. Встреченные огнем с фронта и с фланга, наступавшие части, потеряв в высоком гаоляне направление, начали отходить. Части войск, оставшиеся в горах, тоже отошли в западном направлении. В это время голова наступавшего левофлангового корпуса уже находилась от войск генерала Орлова  всего в 2-х верстах. В этом деле ранен генерал-майор Орлов и уже умерший от полученной раны генерал-майор Фомин. С оставлением этой позиции на высотах, которая должна была служить опорою для нашего наступления с левого фланга, японцы распространились к северу и к 5-ти часам пополудни заняли всю гряду высот и янтайские копи. Спешенные сибирские казачьи сотни генерал-майора Самсонова самоотверженно защищали наши позиции, но вынуждены были к отступлению. Таким образом, наступавшему левофланговому корпусу, дабы продвинуться вперед, предстояло штурмовать весьма сильные позиции противника на горах, что для этого корпуса, полки которого в течение последних 3-ти дней понесли большие потери, было трудной задачей, и он отошел к деревне Лилиянгоу.

Ввиду того, что в ночь с 20 на 21 августа наши войска, занимавшие позиции у д. Сыквантун, на которую опирался правый фланг наступавшей армии, и которая, таким образом, являлась осью её захождения, вынуждены были очистить эту важную позицию, я решил отступить к Мукдену и привел это решение в исполнение к 25 августа. Очищение Ляояна началось 21 августа днем и окончилось к утру 22 августа. Все запасы войсковые были вывезены полностью, а из интендантских не могли быть вывезены и были уничтожены запасы примерно на 8 дней на всю армию.

Мосты понтонные разведены и отступили с войсками, а вновь построенные временного типа сожжены; у железнодорожного моста снята настилка. Войска отошли в полном порядке. Преследование, начатое противником, было отражено. 21 и 22 августа принимались меры для обеспечения обхода армии с востока. Противник с южного фронта преследовал не упорно, но с восточной стороны войска армии Куроки перешли в наступление. Нашим частям, занимавшим позицию у Талиенгоу, особенно в ночь на 23 августа, пришлось выдержать упорный ночной бой с противником. Мы удержали свои позиции, но потери в одном из полков, выдержавшем наиболее горячий бой, были до 500 человек. К вечеру 23 августа опасность одновременного удара с фронта и с левого нашего фланга миновала. С неимоверными трудностями по продвиганию артиллерии и обозов войска отходили к Мукдену и к 25 августа закончили отступательный марш. Сильные арьергарды и конница прикрывали отступление. За все бои, начиная с 17 августа, противнику не оставлено никаких трофеев. Саперные части, самоотверженно работавшие во время всех боев, оказали армии огромную услугу и при отступлении, производя починку дорог, устраивая переправы и помогая движению обозов.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.


Русско-японская война. 30-го августа 1904 года

Всеподданнейшая телеграмма генерал-адъютанта Куропаткина

За 30 августа донесений о боевых столкновениях в армии не поступало. Противник активной деятельности не обнаруживает; бивак более или менее значительного японского отряда обнаружен южнее селения Бяньюпуза.

Об изложенном всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству.



Продолжение следует - перейти в начало



Пользовательского поиска




в начало

использование информации с данной страницы без письменного согласия редакции журнала запрещается!!!
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100 Рейтинг@Mail.ru