Проблемы местного самоуправления
все журналы по темам оглавление  № 24   1   2   3   4   5   6   7   8   9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

Шествие гномов

В.Я. Светлов

Текст адаптирован с оригинального рассказа 1909 года.


Множество гномов, маленьких, тщедушных человечков, собралось на площадке перед старым домом. Они были тщедушны и безобразны и, повернувшись к окнам террасы, добродушно дразнили гримасами прильнувшее к стеклу лицо человека с широко раскрытыми, испуганными глазами. Человек смотрел на большую толпу причудливых существ, и они казались ему странно-близкими. Как будто они составляли когда-то необходимую часть его самого, как будто он долго-долго, всю жизнь прожил в неразрывной связи с ними, и вот теперь они ушли от него, отделившись от его сущности, и получили странную самостоятельность и силу над ним. Гномы резвились. Ни осенний ветер, ни хлопья мокрого снега, кружившегося большими хлопьями в отсыревшем воздухе, ни хлюпающий и чавкающий, как притаившийся зверь, песок, ни пронизывающий холод - ничто не меняло их настроения, ничто не мешало им прыгать.

Их тонкие, звонкие голоса казались стеклянными и достигали слуха человека.

Один из гномов, с большой седой бородой, подошел близко к окну и сказал:

- Ты за нами подсматриваешь? Ты нас подслушиваешь? Но мы ни тебя, никого не боимся. Каждый из нас - ничтожество, а вместе мы - сила. Мы управляем ничтожным человеком, а ничтожных людей много. Значит, мы правим миром.

- Мы правим миром! Мы правим миром! - раздались голоса гномов, и радостно они затанцевали.

- Неужели ты не догадываешься, кто мы? - спросил старший гном и засмеялся. Это потому, что ты не учен. В старых книгах сказано, что гномы - короткие мысли, в которых выражено какое-нибудь правило житейской мудрости. Ты полон был нами. У тебя было множество маленьких мыслей, которые люди называют житейской моралью. И мы мирно уживались с тобою. А теперь мы ушли от тебя - и у тебя не осталось ни одной ничтожной мыслишки, потому что царит в тебе теперь один только животный страх смерти.

- Страх смерти, страх смерти! - запели гномы и весело закружились.

- Смотри, - продолжал старичок: - вот видишь этого крошечного человечка с тусклыми глазами? Это - гномик эгоизма. Мыслишка о собственном благополучии. А вот этот, через одного? Это - гномик самосохранения: мыслишка о телесном здравии, сытости, довольстве. А рядом с ним - гномик порядочности. Внешней порядочности. Мелкие люди очень дорожат этим маленьким гномиком. Ну, да нас много! Всех не перечесть, да и ты нас хорошо знаешь, потому что мы всю жизнь прожили с тобой. Ты нас приютил, ты нас пригрел, ты цеплялся за нас, и мы отблагодарили тебя. Тебе не на что жаловаться. Мы оберегали тебя от больших и тяжелых мыслей. Их немного на свете, но мы ни одну из них ни разу не допустили к тебе, оградив тебя частоколом мелких мыслишек. Ты ни разу не подумал о Боге иначе, как с точки зрения узкой церковности. Ты ставил свечки и машинально читал молитвы - и потому тебя считали благочестивым. Ты ни разу не протянул руку помощи погибавшему человеку, но подавал копеечки нищим на улицах, - и потому тебя считали добрым... Ты никогда не выражал крайних мнений и не шел на крайние дела. У тебя все было компромиссом. И потому тебя считали мудрым. Потому что ведь человек сказал: без компромисса не было бы истории и даже человечества. Ты ни разу ни чем не рискнул и оберегал свое здоровье от простуды. О, ты, большой гигиенист - и тебя ставили в пример кутящей молодежи. Ты всю жизнь оберегал дух твой от большой мысли, которая внесла бы беспорядок в твою душу. И тебя считали умным, потому что мысли твои не нарушали общего уровня. И ты незаметно, спокойно, благодаря нашей помощи подошел к концу.

- Подошел к концу! Подошел к концу! - запели хором гномы и закружились среди кружившегося вихря снега.

- А теперь ты стоишь у окна и с испугом смотришь на нас, словно не узнаешь нас. Волосы твои седы, но не седые волосы признак конца, а седые мысли. А когда последняя седая мысль исчезнет из головы - все будет кончено. Тебя уже не будет! Ты превратишься в тлен, в прах, в ничто. Вот как куча гниющих коричневых листьев под этим кленом. Но нет ничего лучше, как благоухание гниющих коричневых листьев! Теперь ты похож на пустой орех, наполненный трухой и гнилью. Мы все ушли от тебя, мы теперь на свободе и потому мы танцуем, поем и веселимся. Ты никогда не танцевал, не пел и не веселился. Ты был ни холоден, ни горяч, пока мы жили с тобой. Ты жил, словно окутанный ватой, нечувствительный ни к холоду, ни к огню жизни. Ты был глух к ее голосам. Это ведь мы оберегали тебя. Скоро мы прекратим наше веселье, пойдем жить к другому человеку и наполним собою другую скорлупу. Прощай! Нам пора. Нам не жалко расстаться с тобою. Мы всегда и везде найдем радушный прием.

- Прощай! Прощай! - зазвенели голоса гномов. Они прекратили возню, встали чинно, попарно и начали в порядке шествие. Но вдруг они испугались и столпились в кучу. Где-то неподалеку, за группой старых кленов, послышались тяжелые шаги. Под их тяжестью ломались сучья, гудела земля. Кто-то, огромный и массивный, шел по обочинам старого сада, и вся мозглявая ночь, осенняя пухлая ночь, вдруг на мгновенье преобразилась. Стало светло. И противный мокрый снег прекратил монотонное падение, и серый туман рассеялся, как призрак. И еще кто-то прошел, столь же огромный и величественный, по другой обочине сада. И третий прошел великан. Гномы жались в испуге друг к другу.

- Великаны идут! - зашептали они. И седой гном, который только что дразнил человека, страшно испуганный, шепотом заговорил. Его длинная жидкая бороденка тряслась на подбородке от ужаса.

- Это идут великие мысли. Их немного на свете, но если мы столкнемся с ними - нам смерть. Слышите, как эти великаны крушат все по дороге? И как все мелкое и темное исчезает под их могучими шагами? Скорее заройтесь в эту кучу гниющих листьев. Авось, они пройдут стороною, и мы останемся целы и невредимы. Какой-то великий человек ушел из мира, и они уходят от него, - чтобы найти другого. Страшные великаны!



- Страшные великаны! Страшные великаны! - зашептали гномы.

- Молчите! - сказал седой гном.

Великаны прошли. И снова наступил сырой мрак, и снова мокрыми крупными хлопьями, похожими на белых мотыльков, пошел снег, и снова запахло гниющими коричневыми листьями.

Гномы робко, ползком, продолжали шествие.







в начало

при использовании информации гиперссылка на сайт www.samoupravlenie.ru обязательна
уважая мнение авторов, редакция не всегда его разделяет!

Проблемы МСУ

Главная | Публикации | О журнале | Об институте | Контакты

Ramblers Top100
Рейтинг@Mail.ru